ЗАО "МОСКОВСКИЙ ПРОЖЕКТОРНЫЙ ЗАВОД"  

Спецтехника

См также:


Все публикации о Московском прожекторном заводе
Спецтехника

ЕДИНЫЙ КУЛАК СРЕДСТВ РКО И ПВО

РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ ПЕРСПЕКТИВНАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНОЙ



Странное дело: в Вашингтоне удивлены реакцией Москвы на планы США по развертыванию элементов американской противоракетной обороны в ряде стран Европы. Интересно, неужели они и впрямь ждали из России покорного "одобрямс" или аплодисментов? Так или иначе, нет худа без добра: в России заявления с берегов Потомака породили дискуссию, которая, судя по всему, одними словами не ограничится. Силы и средства ракетно-космической (РКО) и противовоздушной обороны (ПВО), которые сегодня функционируют в Космических войсках и Военно-воздушных силах, нужно объединить, считает начальник Главного штаба ВВС России генерал-полковник Борис Чельцов.

Начальник Главного штаба ВВС России генерал-полковник Борис Чельцов. Фото Леонида ЯКУТИНА"Дальнейшее повышение эффективности боевого применения этих систем мы видим путем их функциональной интеграции в единую систему воздушно-космической обороны (ВКО)", - заявил Борис Чельцов "ВПК". Силы РКО и ПВО способны обнаруживать, уничтожать (подавлять) силы и средства воздушно-космического нападения (СВКН). Кроме того, к решению задач ВКО привлекаются силы стратегической разведки и радиоэлектронной борьбы.

По мнению Бориса Чельцова, одним из безусловных приоритетов в создании системы ВКО должно стать развитие системы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении и системы управления. "Решение этой проблемы, - считает генерал, - лежит в плоскости интеграции всех имеющихся сегодня и разрабатываемых перспективных информационных средств различных принципов действия и видов базирования вне зависимости от видовой или министерской принадлежности, а может быть, и формы собственности".

Интегрированная система ВКО, предлагает начальник Главного штаба ВВС, должна состоять из систем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления сил и СВКН, всестороннего обеспечения ВКО и управления ею. "Применение этих систем должно осуществляться под единым руководством, по единому замыслу и плану, в едином контуре боевого автоматизированного, а на отдельных этапах и автоматического управления вне зависимости от видовой или родовой подчиненности выполняющих эти задачи средств. Именно поэтому общее руководство созданием и строительством системы ВКО государства должен осуществлять высший орган военного управления - Генеральный штаб Вооруженных Сил", - отметил военачальник.

Однако для непосредственного управления как в мирное, так и в военное время этими функционально связанными в единой системе ВКО разновидовыми и разнородными войсками, силами и средствами должен быть создан соответствующий или наделен необходимыми полномочиями уже существующий орган управления. На него нужно возложить функции планирования, подготовки и применения этих сил, а также всей полноты ответственности за организацию воздушно-космической обороны государства. "Интеграция сил требует конкретных действий, и уже сегодня мы не стоим на месте, - поделился планами генерал. - Объединяя усилия Министерства обороны и гражданских ведомств, мы создаем Федеральную систему разведки и контроля воздушного пространства. В рамках Объединенной системы ПВО интегрируются силы ПВО государств-участников СНГ".

Борис Чельцов также напомнил, что по инициативе Минобороны РФ предпринимаются шаги по развитию оборонно-промышленного комплекса. "Созданы авиационный концерн и концерн ПВО. Но, по нашему глубокому убеждению, этого недостаточно, - убежден начальник Главного штаба ВВС. - Необходима еще большая интеграция и средств, и научного потенциала, как это было при создании отечественного ядерного оружия и первых космических аппаратов. Видимо, пришло время создания и концерна ВКО и формирования в структуре Государственной программы вооружения отдельного раздела "Системы и комплексы воздушно-космической обороны".

Одним из приоритетных направлений функциональной интеграции систем ПВО и РКО в системы разведки и предупреждения, поражения и подавления сил и СВКН Борис Чельцов назвал создание нестратегической ПРО. По его мнению, "именно нестратегическая ПРО является тем элементом ВКО, который функционально увязывает в системном плане компоненты ПВО и РКО". Начальник Главного штаба ВВС далее подчеркнул, что именно система управления является системообразующей для систем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления сил и СВКН, всестороннего обеспечения. Поэтому перспективная система управления ВКО РФ должна представлять собой совокупность развернутых на земле, на море, в воздушном и околоземном космическом пространстве объединенных функциональными связями органов и пунктов управления, средств автоматизации и систем связи. В мирное время она должна быть способна обеспечить всестороннюю подготовку войск (сил) и средств ВС к боевым действиям и поддержание их в постоянной высокой боевой готовности, а в военное - обеспечить руководство войсками (силами) и средствами ВС, решающими задачи ВКО. При построении (создании) такой системы управления в полной мере должны быть реализованы такие важнейшие принципы, как персональная ответственность за решение задач воздушно-космической обороны, а также единство боевого управления всеми силами и средствами ВКО на основе подчинения их одному командованию.

В создании интегрированной системы поражения и подавления СВКН противника также должны быть свои приоритеты, позволяющие свести к минимуму наметившееся отставание средств обороны от средств нападения, и генеральным направлением здесь должно быть придание средствам ПВО возможностей борьбы с ракетными средствами нападения - нестратегическими баллистическими, гиперзвуковыми целями и крылатыми ракетами. Необходимо также активизировать и объединение военной науки, занимающейся проблемами воздушно-космической обороны, создание единых в Вооруженных Силах научных и учебных центров ВКО, решить ряд других важнейших задач, связанных, в частности, с созданием всеобъемлющего глобального разведывательно-информационного поля с дифференцированным доступом и др.

Россия, по словам Бориса Чельцова, "не может не реагировать на военные программы, представляющие хотя бы потенциальную опасность для основы стратегической стабильности - стратегических ядерных сил как главного средства сдерживания прежде всего крупномасштабных войн". "Не можем мы не реагировать и на приоритетное развитие средств воздушного нападения, отдельные образцы из которых уже сегодня способны действовать, переходя из воздуха в космос и обратно, - дополнил генерал. - Неопределенность развития военно-политической ситуации не исключает их применения против России".

ЗРС С-400 способна уничтожать воздушные цели на высотах от нескольких десятков метров до стратосферы. Фото Леонида ЯКУТИНА При этом, продолжал он, нужно реально осознавать слишком различные условия создания, например, надежной системы ПВО России в сравнении с США. Прежде всего, экономические - по валовому внутреннему продукту и по военному бюджету США превосходят РФ более чем в 20 раз. Военно-географические факторы - территория России в 1,8 раза превосходит Соединенные Штаты, подлетное время средств воздушного нападения США и НАТО к приграничным районам России составляет от шести минут до одного часа, в то время как российская авиация может достичь территории США лишь через пять часов.

"По объектам России может действовать до 2000 боевых самолетов США и НАТО, наши возможности во много раз меньше, - признал Борис Чельцов. - В США в настоящее время развернуто сил ПВО почти в полтора раза больше требуемых для выполнения задач контроля воздушного пространства и пресечения нарушений государственной границы. В России число средств ПВО гораздо меньше их необходимого количества". "Поэтому о "зеркальных" ответах не может быть и речи", - делает вывод военачальник. В этих условиях, уверен он, "необходимы поиски решений, направленных на неотвратимость эффективного ядерного реагирования и на прикрытие от ударов с воздуха и из космоса".

Борис Чельцов напомнил, что в апреле 2006 г. военно-политическим руководством страны была принята Концепция воздушно-космической обороны государства. Она предполагает использование с максимальной эффективностью имеющихся потенциалов всех войск, сил и средств, в первую очередь противовоздушной и ракетно-космической обороны, путем интеграции их элементов. А также создание и развитие ВКО РФ как единой системы на основе централизованного управления всеми силами и средствами, всеми ресурсами, привлекаемыми к решению задач воздушно-космической обороны.

Среди возрастающих угроз национальной безопасности военно-стратегического и военно-технического характера генерал назвал планы развертывания объектов ПРО США в ряде европейских стран. "Инициативные предложения "молодых" участников блока НАТО, таких как Польша и Чехия, по развертыванию на их территории элементов глобальной единой системы ПВО-ПРО США предоставляют Соединенным Штатам и их союзникам по НАТО потенциальную возможность поражения наших стратегических ядерных сил", - подчеркнул Борис Чельцов. Причем, пояснил он, речь идет о самом уязвимом, начальном (восходящем) участке траектории их полета: "Это уже представляет собой серьезную угрозу военной и, как следствие, национальной безопасности России и способно привести к подрыву всей системы стратегической стабильности в мире".

Собеседник "ВПК" отметил, что в ближайшем будущем при завершении разработки гиперзвуковых летательных аппаратов в диапазоне высот полета 40-100 км, а также появлении космических ударных систем ожидается появление новых "окон уязвимости". И, если у России не будет средств противокосмической обороны, удар возможен космическими средствами, не будет системы противоракетной обороны - баллистическими ракетами. Если не будет средств борьбы в диапазоне высот 40-100 км, удар может быть нанесен гиперзвуковыми летательными аппаратами, будет слабая ПВО - авиацией и крылатыми ракетами, предположил генерал. По мнению военного руководства США, сообщил начальник Главного штаба ВВС России, широкий диапазон высокоточных средств воздушно-космического нападения обеспечит уничтожение основных средств ответного удара противостоящей стороны. А задача отражения оставшихся ракетных средств возлагается на бурно развивающуюся систему ПВО-ПРО. Для этого США вышли из Договора по ПРО. "Таким же образом они могут выйти и из договоров по запрещению размещения в космосе ударных систем", - не исключил Борис Чельцов.

Для предотвращения такого хода событий Вооруженные Силы РФ должны быть способны защитить силы и средства ответного удара, высшие звенья государственного и военного управления, объекты экономики и инфраструктуры страны, население государства от удара любых средств воздушно-космического нападения. "Причем не только силами ракетно-космической обороны, но и ПВО, то есть силами воздушно-космической обороны", - отметил Борис Чельцов. Эти и ряд других вопросов должны найти отражение в новой редакции Военной доктрины РФ, предложил генерал. В документе, говорит он, нужно четко прописать приоритеты в развитии сил, обеспечивающих как стратегическое, так и региональное сдерживание, которые должны соответствовать их вкладу в решение общих задач Вооруженных Сил России. Не должно быть такого положения, при котором вобравший в себя прежних два вида Вооруженных Сил - Войска ПВО и Военно-воздушные силы, - качественно новый вид ВС финансировался на уровне 12-14% бюджета Минобороны и имел в своем составе чуть более 15% численности российской армии. По оценкам специалистов, уровень финансирования ВВС должен быть увеличен в 2-2,5 раза, а численность - не менее чем в 1,2 раза. Без этого Вооруженные Силы РФ не будут иметь ни эффективной системы разведки воздушно-космического пространства, ни мощной авиации театра военных действий, ни достаточного количества современных зенитных ракетных комплексов, ни комплексной системы управления силами авиации и противовоздушной (воздушно-космической) обороны. При таком раскладе не будет ни перспективных систем оружия на новых физических принципах, ни достаточной группировки войск постоянной готовности, предостерег Борис Чельцов. "Дальновидное определение и отражение в Военной доктрине соответствующих приоритетов вооруженной борьбы позволит органично развивать все виды Вооруженных Сил России, реализуя это в Государственной программе вооружения", - сказал начальник Главного штаба ВВС. Закрепление положений о ВКО в новой Военной доктрине, на его взгляд, "является принципиально важным и позволит не только обеспечить адекватное их отражение в документах строительства и применения Вооруженных Сил, но и, что особенно важно, - организовать и осуществлять целенаправленную деятельность органов управления по ее возрождению и развитию".

Необходимость корректировки национальной Военной доктрины связана и с тем, что Россия не только начинает искать, но и уже находит "противоядие" от ряда новых вызовов и угроз. Так, главком ВВС генерал армии Владимир Михайлов заявил недавно, что у России уже есть адекватный ответ на возможное размещение элементов ПРО США на Кавказе - новейшие зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400. "У нас есть все необходимое, чтобы адекватно ответить на это размещение. Российские системы С-400 обеспечивают работу, в том числе и в плане воздушно-космической обороны", - заявил главком журналистам. Он подчеркнул, что планы Вашингтона по размещению элементов ПРО в Европе должны беспокоить прежде всего те страны, которые предоставляют свою территорию под военную инфраструктуру США. Так Владимир Михайлов прокомментировал заявление главы американского Агентства по противоракетной обороне генерал-лейтенанта Генри Оберинга о том, что в состав системы ПРО предполагается включить мобильный радар с возможным базированием в одной из кавказских стран. Этот радар будет осуществлять начальное целеуказание для более мощной РЛС США, которая будет базироваться в Чехии.

"Пусть размещают, - отметил главком. - В конце концов это их проблемы. К сожалению, говорят о размещении компонентов ПРО США даже в таких странах, как Украина, и ряде других государств, в том числе ближнего зарубежья. Это тоже их проблемы". Владимир Михайлов отметил, что с учетом дальности стрельбы ЗРС С-400 она обеспечивает решение задач воздушно-космической обороны.

Как сообщил "ВПК" начальник Главного штаба ВВС Борис Чельцов, на ЗРС С-400 в первую очередь будет переоснащена система ПВО Москвы, после чего придет очередь остальных регионов страны. Для начала летом текущего года в Подмосковье планируется поставить на боевое дежурство несколько дивизионов С-400, а затем - наращивать их количество. Со временем все полки ВВС, оснащенные системами С-300, а их сегодня более 30, будут иметь на вооружении ЗРС С-400, которая в будущем составит основу противовоздушной и противоракетной обороны России. При этом все полки ПВО будут смешанного состава: они будут иметь и ЗРС С-400, и С-300. Такой подход обусловлен тем, что главная задача "четырехсотки" - борьба с противником на дальних подступах и противоракетная оборона, а с беспилотными летательными аппаратами, крылатыми ракетами и другими подобными целями будут бороться С-300.

Как объяснил Борис Чельцов, "это будет многоэшелонированная оборона страны, построенная по оптимальному соотношению "эффективность-стоимость". "Средства борьбы с атакующим оружием должны быть соизмеримы по стоимости, а может быть, и более дешевыми, чем средства нападения", - подчеркнул начальник Главного штаба ВВС. По словам генерала, С-400 - уникальный продукт, который позволит существенно повысить потенциал ПВО. Не удивительно, что ряд зарубежных стран уже выразил желание закупить у России ЗРС С-400 в варианте, который получил наименование "Триумф". "ОАЭ присматриваются, и у них есть такое желание. Что ж, это вполне оправданно, - считает Борис Чельцов. - Насколько я знаю, вопрос находится в стадии обсуждения. Мы надеемся, что эта система будет востребована за рубежом. Как профессионал, могу сказать - аналога у нее нет".

Генерал также рассказал, что неспециалисту внешне очень трудно оценить разницу между С-300 и С-400, вся изюминка - во внутренней начинке новой системы. Во-первых, это новейшие вычислительные средства. Во-вторых, там реализованы совершенно другие принципы локационных средств. Еще одно принципиальное отличие - новые ракеты. В общем, вся начинка суперсовременная и именно она позволила значительно увеличить дальность стрельбы, совместить в боекомплекте несколько типов ракет и функции от противоракетной до противосамолетной обороны. А также - значительно увеличить эффективность в условиях противодействия противника как электронного, так и огневого.

Принципиальное отличие С-400 заключается в том, что она способна заменить три системы С-300ПМУ1. Таким образом, кроме повышения боевой готовности, достигается серьезная экономия средств - на боевом расчете, электроэнергии и за счет других показателей. От момента обнаружения цели до пуска проходит всего несколько секунд. Высокомобильная ЗРС С-400 способна уничтожать воздушные цели на высотах от нескольких десятков метров до стратосферы. Систему планируется использовать совместно с Космическими войсками во взаимодействии с системой А-135 для прикрытия крупных промышленных центров России - таких как Москва, Санкт-Петербург, промышленные районы страны, - для уничтожения ракет противника на подлете к этим объектам. Также не исключается возможность применения этих ЗРС для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами после разделения их головных частей. Боевые расчеты С-400 будут в автоматическом режиме получать из космоса информацию о полете ракет на конечном участке их траектории.

Как известно, вопросы о ходе разработки перспективных систем зенитного ракетного оружия ПВО, ПРО и их роли в формировании системы ВКО обсуждались 27 февраля на выездном заседании Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, прошедшем на базе НПО "Алмаз" имени академика А.А. Расплетина (входит в состав Концерна ПВО "Алмаз-Антей"). Тогда, комментируя итоги заседания, главком ВВС Владимир Михайлов отметил, что новая система оружия, объединяющая функции противовоздушной обороны, ПРО и противокосмической обороны, "вберет в себя лучшее, что имеют системы С-300 и С-400". "Но она будет построена на новейших схемах. Это новая система пятого поколения", - подытожил Владимир Михайлов.

В свою очередь, заместитель главкома ВВС по Объединенной системе ПВО СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев заявил "ВПК", что объекты ПРО, которые США намерены развернуть в Восточной Европе и одной из кавказских стран, позволят американским военным держать под контролем значительную часть территории России. "Размещение этих объектов, в частности радиолокационных станций (РЛС) в Чехии и на Кавказе, даст возможность контролировать территорию Российской Федерации. Технические возможности этих станций очень большие, они полностью будут "просматривать" территорию России в зоне своей досягаемости", - предупредил генерал. Он далее, правда, пояснил, что ему пока не известны тактико-технические характеристики РЛС, которую США предполагают развернуть в Закавказье, "но, судя по всему, дальность обнаружения - три-четыре тысячи километров". Одной из главных причин размещения подобных американских станций пассивной локации метрового диапазона на Кавказе и в Европе замглавкома считает стремление США увеличить время для принятия решения в случае старта ракет. "Их задача - зафиксировать старт, - уверен Айтеч Бижев. - Америка находится далеко, подлетное время достаточно большое для того, чтобы они могли привести свои силы и средства в готовность номер один для принятия решения. Чем раньше они обнаружат старты ракет, тем у них больше времени для принятия решения".

Говоря о боевых средствах перехвата, которые Вашингтон планирует разместить на территории Польши, генерал сообщил, что "они предназначены для уничтожения случайно пущенных ракет при возникновении форс-мажорных обстоятельств". "Бывают же всякие случайности", - добавил Айтеч Бижев. Он отметил, что размещение этих объектов ПРО США по периметру границ РФ не способствует сохранению стабильности в регионе, поскольку "они обложили нас этими средствами, и любое движение будет им известно". "Под прицелом, - сказал генерал, - находиться никому не приятно". Он также обратил внимание на то, что для России "нет абсолютно ничего нового в том, что делают сегодня США, создавая по периметру России систему предупреждения о ракетном нападении, чтобы фиксировалось любое движение, любой старт и информация в "автомате" шла на континент для принятия политического решения". "У нас это давно пройдено", - отметил Айтеч Бижев. Он пояснил, что во времена Советского Союза во всех союзных республиках были такие же станции - в Латвии (Скрунде), в Азербайджане (Габала), на Украине (Мукачево). "При развале Советского Союза эти источники информации пропали, и мы вынуждены переходить на орбитальную группировку для получения этой информации. Американцы повторяют наш алгоритм действий один к одному. Они пошли по этому пути, создавая по периметру России систему предупреждения о ракетном нападении", - подвел итог этой теме Айтеч Бижев.

Отвечая на вопрос о будущем Единой региональной системы противовоздушной обороны (ЕРС ПВО) Союзного государства России и Белоруссии, Айтеч Бижев сообщил, что процесс ее создания вступил в завершающую стадию: "Мы уже на финишной прямой. Вся необходимая база готова". По словам генерала, спорные вопросы возникли по некоторым пунктам договора, по применению сил и средств, но они в ближайшее время будут урегулированы. Отвечая на вопрос, когда можно ожидать подписания соглашения о создании ЕРС ПВО, он заявил, что "это произойдет в ближайшее время, а когда именно, зависит от решения высшего командования". "Не думаю, что процесс тормозится на политическом уровне, полагаю, дело в технических причинах", - считает генерал. Задержка, пояснил он, связана с необходимостью подготовки протокольных мероприятий, которые требуют согласования времени и места (Москва или Минск) проведения церемонии.

Айтеч Бижев отметил, что недавно в Ереване собирались командующие ВВС и ПВО стран-участниц Объединенной системы ПВО СНГ "и там были обговорены с Белоруссией все нюансы, связанные с подписанием соглашения". "И противоречий никаких нет, - заверил генерал. - Более того, и Центрально-Азиатский регион хочет это делать. И Кавказский район коллективной безопасности пойдет по этой же схеме. Первыми накатают дорожку Россия и Белоруссия, а потом остальные по ней пойдут".

Геннадий ПУЛИН